Официальный сайт Федерации альпинизма России. Если вы что-то не нашли, попробуйте поискать на старом сайте

Нас 3062 члена ФАР

Александр Гуков. Латок I Невозможно - это не навсегда

Текст и фото Александр Гуков, СПб


Источник: http://mountain.ru/article/article_display1.php?ar...


Как-то зимой, в ФБ в посте Анны Пиуновой про спасение Elizabeth Revol Марина Сивоконь задала вопрос:

«Почему вдвоем? Если бы был третий человек в команде, то как минимум было бы больше шансов спустить Томека? Как одной женщине справиться? Или количество тут не имеет значения? Или это и есть альпинизм 21-ого века?»

Я ответил: «Марина, это история, классический пример того, почему НЕ ЖЕЛАТЕЛЬНО ходить в двойке. Или соло, или в тройке. Но если ты пошёл в двойке, то будь готов к тому, что в подобной ситуации ты станешь перед выбором, а выбор есть всегда: оставить товарища и уйти, либо бороться до конца, его или обоих. Заметь, что из тех людей, которые публично высказываются, правильно она поступила или нет, почти нет людей, которые сталкиваются с этим хотя-бы ежегодно. Знаешь почему? Потому что завтра мы можем оказаться перед таким же выбором. И даже если ты сделаешь все, что в твоих силах, только ты и будешь этому свидетель».

Кто бы знал, что через полгода я также пойду вдвоем на сложную гору, и у меня погибнет друг и напарник, и мне придется стоять перед выбором, и я буду тем одиноким свидетелем.

Хочу рассказать как это было, кратко, но информативно.

Собирались мы вообще-то втроем - я, Сергей и Женя. Мы никогда не ходили вместе, но были знакомы лично. Гуков и Глазуновы. Я считал нас отличной командой для такой горы. И хотя я уже старый по сравнению с ними, но верил, что с их скоростью и моим опытом и знанием маршрута, мы быстро взойдем на вершину. Но потом что-то пошло не так, и в последний момент Женя не смог поехать. Всё было готово, а тут нас оказалось двое.

Сергей был настроен по-боевому. Я - человек не суеверный, но вот что-то где-то в глубине души было не так.


Неправильно идти вдвоем на такой маршрут. Ну а что, если я ошибаюсь? Что, если все не так страшно, что, если Сергей готов, и мы с ним прекрасно сработаемся? Кто может ответить на эти вопросы заранее? В итоге, принимаем решение ехать вдвоем. О том, что туда за неделю до нас выехала вторая группа наших ребят Виктор Коваль, Константин Маркевич и Саша Парфёнов, узнали в последний момент.

Мы, конечно, знали, что они собираются этим летом, но когда?


Это был минус, не договорили друг другу. Пакистан - место первопроходов и довольно дорогое. Ехать туда, чтобы повторять чей-то маршрут, не стоит свеч. Но у нас были разные маршруты в планах. Можно было и вместе заехать, конечно. С Сергеем решили, что планируем в двойке, но не исключено, что ребята пойдут на этот же маршрут, так как другого безопасного по стене я там не знаю. И если так, то лучше идти впятером. Но это решим на месте.

30.06 Прилетели в Пакистан и сразу же перелетели в Скарду.

05.07 Были уже в ВС. Встретились с нашими ребятами, узнали о планах.

Они решили идти прямо по центру стены, директ на вершину.
Крутой был бы маршрут, если бы получилось.
07.07 Вышли вместе на акклиматизацию. Есть там плечо несложное, 5875м. Переночевали одну ночь на подходе, 5200м и две ночи на плече. Понимали, что этого мало, но ничего простого выше в том районе не нашли еще с прошлого раза.
Хотя словенцы (Прим. словенцы Алеш Чесен, Лука Стражар и англичанин Том Ливерстоун) потом нашли гору 6300м для акклиматизации. Но с лагеря её не видно и с нашей акклиматизационной высоты тоже.
10.07 спустились в ВС. Погода стояла шикарная, солнечная, но в тоже время было очень тепло, и гора всё больше и больше оживала.
Надо было выдвигаться.Сначала думали 12.07 вместе с ребятами из второй группы выйти, но собравшись утром, поняли, что тяжелые мы, надо разгрузиться ещё, иначе не залезем.


Вдвоем - не втроем, снаряжения почти столько же, а людей меньше.Перебрали всё: оставили третий ледовый инструмент, пару крючьев, пару камалотов, один бур, одну станционную петлю, никакой запасной одежды кроме рукавиц, отрезали мой широкий коврик Therm-a-rest, сравняв его с Серегиным, сняли центральные антиподлипы у кошек Grivel, укоротили ручки у зубных щеток, отрезали лишние у высотной еды Mountain House, прокололи в ней дырки иголкой, чтобы не раздувало на высоте, убрали T-block, убрали часть ручки от лопаты, убрали единственный снежный кол, убрали один газовый баллон, убрали сухофрукты.

Таким образом сбросили килограмм шесть. На выходе из ВС рюкзаки получились по 20 кг, включая все снаряжение, еду на 10 дней, пять газовых баллонов по 240 гр и верхнюю одежду.Тем временем, весь день в бинокль высматривали ребят, которые утром подошли под стену, спрятались в берге, и больше мы их не видели.

Уже вечером перед закатом я увидел, как они начали спуск. «Значит там все плохо», - подумал я.

Утром 13.07 заглянули перед выходом к ним в палатку.

“Со стены весь день летит, вылезти из берга даже не вариант», - сказали ребята.
«Какие планы?», - спросил я.
«Подумаем, может, за вами следом пойдем», - ответили они.И хотя мысль пойти всё же впятером и возникла в тот момент у меня, но озвучиваться я её не стал.
Ждать их нам уже не хотелось, настроились в двойке, всё готово, выход через 10 минут.Начали движение по знакомому пути с прошлого года, на этой стороне гребня. Чем выше поднималось солнце, тем чаше сходили мокрые лавины. Но, в основном, нам удавалось от них прятаться, хотя к концу дня промокло всё снаряжение и одежда. Ночевали на второй прошлогодней ночевке на 5360м.14.07 Утром перевалили через гребень, но дойти до 5800м, куда планировали, не смогли. Пришлось очень много траверсировать снежных гребней, что занимало изрядное время.
В итоге, на 5640м нашли неплохой серак, где и заночевали. 15.07 В 15:00 дошли до конца снежного гребня на 5800м и решили остановиться на дневку, просушиться и постараться еще облегчиться. Отложили дневной запас еды, второй внепланово съели, один газовый баллон, запасные рукавицы, мокрые Серегины штаны, еще какую-то мелочь. Итого, минус пару килограмм.
Через четыре дня, 19.07, мы долезли до огромного снежного утюга, как мы его называли, на 6800м.
Всё как и планировали. Выше я уже не был, что там - мы не знали.
С акклиматизационного выхода пытались рассмотреть в бинокль, казалось, что не всё так плохо, и за день мы успеем добежать до вершины.


Но погода испортилась еще вечером, и когда мы вылезли наверх утюга, то стену уже не было видно.Работали всегда по очереди, день я, день Сергей. Шли большей частью одновременно, на половину веревки, если это были не траверсы. А их было очень много.По сравнению с прошлым годом маршрут очень сильно растаял. Но камнепадов и лавин по нашей линии движения практически не было.Ребята из второй группы вышли через день после нас. Мы видели их с ночевки на 5800м. Получали от них или о них сообщения.Из средств связи у нас был трекер Iridium360 и спутниковый телефон Iridium. Но на гору мы взяли только трекер.


С часовой передачей точек он должен был отработать две недели, но то ли что-то в настройках не так было, то ли неудачное расположение совмещенной кнопки включения и прокрутки меню, которая случайно включила Bluetooth, то ли глюк у батареи, но за день она практически разрядилась, и я решил ставить точки только вечером на бивуаке.Было два срыва, один у меня, второй у Сереги на вертикальном снегу.
Всё обошлось, но у Сергея при срыве слетела со шлема камера Gopro со всеми материалами, что мы снимали для фильма.


Хочу заметить, что в двойке, да еще и при одновременном движении, много не наснимаешь, но все же старались по очереди снимать. 20-21.07 Просидели на утюге из-за плохой погоды. Вылезли мы на него немного не там и до стены предвершинной башни по нему было не дойти.
Она периодически открывалась в тумане, но не так надолго, чтобы внимательно её рассмотреть. И все же вечером распогодилось, и нам удалось увидеть, что нас ждет впереди, хотя часть стены и закрывал соседний серак.
За два дня съели один пакет ужина. Остался еще один завтрак.


22.07 Перешли под стену не без приключений. Увидели, что простого прохода по ней нет. Пришлось провесить две веревки ИТО и остаться ночевать под стеной.

23.07 Наутро решили оставить всё бивуачное снаряжение, постараться дойти до вершины и вернуться.

Плохая была идея, на мой взгляд, никогда я так в жизни не делал.
Но Серега меня убедил, а это делать он умел. Была его очередь лезть первым. Доели мы последний пакет еды и вперед. Быстро не получилось. Рельеф был сложным, в 11 утра погода испортилась. По рельефу постоянно забирали влево. Потом наверх.Последнюю точку я поставил на трекере в 14:40 по местному времени на высоте 6980м. Дальше трекер выключился. Заряда осталось два процента, после этого он отказывался включаться. Но мы продолжали работать. К 16:00 я начал понимать, что на вершину мы можем не успеть и надо валить вниз. Погода становилась все хуже и хуже.
Но залезть очень хотелось, поэтому точку возврата оттягивали. К 19:00 Сергей залез на перемычку между небольшой скальной шапкой и снежным сераком. Я стоял ниже метров на десять. Снег был почти вертикальный. Я начал снимать видео, комментируя, что куда-то мы залезли.


«Куда, куда, на Латок 1, Саня», - кричит Серега.
«Прими меня», - кричу ему.
«Это нереально, Саня. Тут все в грибах и сбросы», - отвечает Серега и начинает спускаться.
В итоге, в связи со сбросами и невозможностью увидеть ничего выше вокруг, объявили это вершиной, засняли всё на камеру и стали валить вниз. Я и днем ориентируюсь не очень, а ночью, да еще и в непогоду тем более. Но Сергей уверил меня, что он найдет дорогу. Так оно и вышло. В итоге, поздно ночью мы спустились прямо к нашей палатке. 24 июля я не помню. Пытаюсь вспомнить вот уже который день, но не помню. Мне казалось, что мы начали спускаться на следующий день после горы, и в этот же день Сергей сорвался.


Но оказалось, что это произошло 25 июля. Значит, на второй день спуска.
Но я совсем этого не помню. Я не помню этой ночевки.
Может мы проспали весь этот день? Помню, что была хорошая погода, когда мы проснулись.

Помню, что я высказал Сергею сомнения о том, что мы были на вершине.

В сомнениях я и сейчас.
Возможно, кто-то может кривить душой и говорить, что был, но не я.


Я не чувствовал вершины, я не заметил, чтобы мы шли по предвершинному гребню, мы не стояли и не радовались на ней, как я мечтал.


Фото Сергея Глазунова
Думаю, что это был верх предвершинной башни или западной «вершины» Latok I.
Хотя сейчас в Google Earth я вижу, что от этой вершинной башни до основной вершины всего 360м с небольшим набором. Но мы этого в тумане не видели. Решили с Сергеем, что врать мы не будем. Он считает, что вершина, я считаю, что нет. Второго шанса у нас проверить это не было.


Если бы мы взяли палатку и остались бы там на грибах, то мы бы это узнали. Но мы её не взяли.Далее спуск. Потом услышали и увидели вертолет. Подумали, что это за ребятами прилетели, так как они спустились, и мы знали, что их побило камнями.

Фото В. Коваля

Фото В. Коваля

Фото В. Коваля
Подумали, что заодно делают облёт , чтобы нас поискать.
Но, как оказалось позже, с ребятами всё в порядке было, и вертолет прилетел в поисках нас.Скинули нам мешок с едой и газовым баллоном.


Как Серёга его поймал, я не представляю.
Еды, правда, было не много. Я забрал её потом к себе. Не уверен, что всю.После этого мы спустились ещё на несколько веревок.


Сергей - первый, делал станции и проушины для спуска. Пока что льда хватало, и мы дюльферяли на проушинах с 6мм репиком. Я спустился на станцию: один бур, одна прошунина. Сблокировал их петлей, отдал Сергею всё снаряжение с прошлой станции, продёрнули веревку.Дюльферную вщелкнули в проушину, вторую, страховочную, в Сергея.


Он спускался на гри-гри, я - когда на жумаре, когда просто на карабине с узлом UIAA, так как реверсо улетело еще на подъеме. Там был склон снежно-ледовый, который заканчивался скальной стенкой. Сергей ушел вниз на стену. Больше я его не видел. Страховочная веревка закончилась, я крикнул, что веревка вся.

Не помню, как долго я стоял на станции, ожидая команды от Сергея. По веревкам было не ясно, свободны они или нет.


Сергей часто уходил почти на всю веревку.
Одна вроде свободна, вторая вроде не совсем. Кричал, что есть сил, но ответа не поступало.«Возможно, не слышно из-за перегиба», - думал я.Переделал веревки под дюльфер на сдвоенной, оставил, на всякий случай, бур, блокированный с проушиной, и поехал вниз.


Доехав до перегиба увидел, что Сергея нет. Спустился к станции - один слабозабитый якорь, к которому прищелкнуты обе веревки. Больше ничего.
Забиваю его по самые «не хочу». Зашёл, но не очень.А теперь о том самом выборе. Обязан ли я был спустится вниз и поискать Сергея? Да, у меня были такие мысли. У меня было много мыслей на тот момент в голове.«Блять, как же так, Серёга…
Ладно, думай что дальше. Ты один на горе. Высота 6250 по часам. Вниз 1700м. Что ты имеешь? Один якорь на этой станции, один короткий бур выше на станции. Можно отжумарить туда и снять этот бур. Но жумарить придётся на одной веревке. Перетереться 6мм реплик может? Легко.
Прищелкнул ли я бур через веревку или только к проушине? Только к проушине вроде. Если перетрется, то я улечу вниз. Если нет, что мне даст этот бур? Ничего на 1700м и т.д. и т.п.» Стенка заканчивалась метров через пять, далее был опять снежный склон, который просматривался очень далеко, до самого низа.
Конечно, таких стенок там должно было быть много, но они были не заметны с моего места. Сергея нигде не было видно.
Возможно, он и мог упасть со следующей стенки до следующего снега и остаться там. Возможно.
Сейчас, просматривая фото и предпалагая место срыва вижу, что внизу была огромная стена. Но тогда я этого не знал.

Фото В. Коваля
Продергивать веревки и оставаться на одном якоре? После срыва Сергея я этого совсем не хотел. Был ледовый инструмент. Можно было забить и его, наверное. Но 50 и даже 100м веревки все равно не хватит.


Даже если спущусь, а что дальше? У меня не останется ровным счетом ничего, чтобы сделать очередную станцию.


Ок, думай дальше. Трекер сел, но может кнопка SOS всё же будет работать при двух процентах?


Достаю, нажимаю, и он работает и даже не выключается. Отправил сообщение, что мне нужна помощь и эвакуация, что Сергей сорвался, и что я остался без снаряжения.Вскоре Аня высылает сообщение, что вертолет вылетел, а Джулия, жена моя, советует найти полку рядом. Да, висеть тут действительно не вариант. Рядом нет ничего, сераков или полок вблизи я не увидел, но на снежном склоне немного ниже и левее есть пара камешков, на которых можно организовать сидячку, тем более что вертолеты вылетели.У меня ещё был кусок шнура, который был привязан к еде. Его как раз и хватило от веревок до камушков.Вот на одном из этих камушков я и провел следующие шесть суток, забравшись в палатку, которую подвесил к репику как мешок.Трекер сел через три дня совсем. Погода все дни стояла паршивая.
Меня постоянно засыпало со стены лавинами, приходилось все время откапываться.
Успокаивало то, что если сойдет большая, то она должна перелететь через стену, и что «завтра» погода наладится и вертолеты до меня долетят. Но вертолеты смогли долететь и спасти меня только через шесть суток. Но это вы и сами знаете.Спасибо огромное всем, кто организовал спасработы, в особенности Ане Пиуновой, Алексею Овчинникову, моей жене Джулии Крисановой, спасибо пилотам, которые смогли это сделать, спасибо работникам посольства РФ в Пакистане и в частности Вадиму Зайцеву, спасибо Вите Ковалю и ребятам, спасибо всем, кто сочувствовал, переживал и помогал все это время.


Соболезную родным Сергея. Я не знаю, была ли то вершина или нет, думаю, что нет.
Да и если често, сейчас мне не важно, дошли мы до неё 360м или нет.


Это было хорошее восхождение. Мы прошли всё ребро, работая попеременно, Мы хорошо сработались с Сергеем, несмотря на то, что работали вместе первый раз.


Ты был хорошим человеком, Сергей! Мне очень жаль, что так всё получилось на спуске, когда большая часть работы уже сделана. И прости, если я сделал что-то не так.

705